Крым и Тайвань — в чем разница?

Крым и Тайвань — в чем разница?

Политика

Что происходит с экономикой Крыма спустя два года после присоединения к России? Были ли оказаны какие-то конкретные меры поддержки местным предприятиям? И есть ли мировой опыт успешного развития территорий с неопределенным юридическим статусом?

За последние полгода список крымских предприятий, угодивших под санкции, увеличился с 15 до 19. Среди новых пострадавших — Ялтинская киностудия, севастопольские и симферопольские отделения Краснодарского регионального инвестиционного банка и коммерческого банка «Верхневолжский», а также Севастопольский морской банк.

Федеральный центр иногда оказывает крымским компаниям определенную помощь. Так, Управление делами Президента РФ передало ФГУП «ПАО Массандра» 41 единицу автомобильной и сельскохозяйственной техники — такого масштабного обновления автопарка на предприятии не было 40 лет. В остальном же компания находится на самообеспечении. Другой крымский производитель вин, «Новый свет», никакой помощи от властей не получает. Завод самостоятельно смог решить проблему поставки пробки из Португалии через московского посредника, что, естественно, сказалось на затратах. Также санкции усложнят закупку нового оборудования, которую необходимо будет произвести в конце 2016 — начале 2017 года. Напрямую его никто не поставит, и опять придется пользоваться услугами посредников.

Василий Соколов, главный инженер Севастопольского морского порта, говорит, что никаких изменений ситуации в течение последнего полугода нет. Предприятие не получает помощи ни от правительства РФ, ни от правительства города Севастополя. Более того, в очередной Перечень внутренних водных путей, утвержденных постановлением правительства РФ, Севастопольский порт не вошел. В результате обязательная страховка пассажиров, договор о которой нужно заключать в мае, обойдется в 50 млн рублей, на что у порта нет денег. Перевозка пассажиров — основной бизнес порта после закрытия доступа зарубежным судам из-за санкций — убыточна.

Элизабет Розенберг, директор программы по энергетике, экономике и безопасности Центра за новую американскую безопасность, утверждает: «Если кто-то оказывает помощь организации, находящейся в санкционном списке, то на него распространяется тот режим санкций, под которым находится «объект помощи»». Санкции против сельхозпредприятий Крыма администрируются в рамках указа Барака Обамы № 13660: он предусматривает запрет любых операций с этими организациями.

Является ли случай Крыма уникальным? Вовсе нет. Большинство непризнанных международным сообществом территориальных образований находятся в экономической рецессии. Пожалуй, единственной успешно развивающейся территорией со спорным международно-правовым статусом является Тайвань. Безусловно, его случай не вполне аналогичен Крыму, поскольку Тайвань представляет собой самостоятельное образование. Однако большинство стран мира считают Крым территорией Украины, а Тайвань — территорий КНР. Лишь 21 страна признает Тайвань суверенным государством.

В чем секрет успеха экономики острова? Ключевое отличие — в позиции США. Если на Крым налагаются санкции, то Тайваню, наоборот, оказывается поддержка в пику Китаю. Правда, в 1979 году произошел поворот, и дипломатические отношения были официально прерваны. Но взаимодействие продолжается в рамках закона 1979 года «Об отношениях с Тайванем» через Экономическое и культурное представительство Тайпея в Вашингтоне и Американский институт в Тайване, которые служат суррогатами дипломатических структур: выдают визы, занимаются развитием экономических связей.

Благодаря поддержке США, доступу к американским технологиям, консервативной финансовой политике и либерализации торговли Тайвань добился впечатляющих успехов. По данным МВФ, в 2014 году он занимал 20-е место в мире по ВВП (рассчитанного по паритету покупательной способности), совсем немного уступая Австралии — 1,078 и 1,099 трлн долларов соответственно. По данным «Глобального отчета по конкурентности», Тайвань занимает 15-е место в мире. Темпы экономического роста составляли около 8% в последние три десятилетия. Сфера услуг составляет 73% экономики.

Крым, увы, не станет Тайванем, потому что Россия, к сожалению, не обладает экономическим, инновационным и технологическим потенциалом, который бы обеспечил процветание этой территории в условиях неопределенного международно-правового статуса. Доля России в мировой экономике — около 3%, а по расходам на НИОКР мы на 10-м месте в мире с 42 млрд долларов. Важным компонентом успеха Тайваня был и импорт западных политических и правовых институтов: свободные выборы, независимые от государства СМИ, независимая от исполнительной власти судебная система, гарантия прав собственности. Крым же, в нынешних условиях, импортировал российскую политическую систему со всеми ее колоритными особенностями.

Сергей КОСТЯЕВ,
доцент Финансового университета при правительстве РФ

 Комментировать